Skip to content

Поэзия чувства и сердечного воображения

Декабрь 15, 2015

В 1991 году, в начале его, еще при советской власти, мы с Димой Ицковичем открыли для себя нового писателя.
Проживая в квартире Аси Аксеновой, отъехавшей тогда в Ригу, мы нашли на полу книгу Абрама Моисеевича Свядоща «Женская сексопатология».
Не сказать, чтобы эта книга была для нас новостью, еще будучи школьниками, мы, конечно, ознакомились с ее содержанием. Книга была справедливо ценима советскими подростками за богатый иллюстративный материал и широкую трактовку темы женской сексопатологии; так на одной из картинок был изображен мрачный пожилой мужчина, совершенно голый, но в чулках с поясом, это был трансвестит, привлеченный в книгу по принципу метонимической щедрости.
Подпись гласила: «Мужчина пассивный гомосексуалист-трансвестист. Работает уборщицей. Зовет себя Василисой Андреевной (по паспорту — Василий Андреевич)».
В общем, любознательных детей привлекал, прежде всего, содержательный аспект книги.
Но теперь, когда мы выросли, мы смогли оценить и стилистическую составляющую, вся прелесть которой концентрировалась в описании клинических случаев. Энергический язык, устойчивость сюжета (травма, обнаружение отклонений, помещение в лечебницу, неизбежный аминазин), на фоне которой выделялись всякий раз новые вариации, непередаваемая прелесть, скрывающая экзистенциальный ужас — вот, что привлекло нас, начинающих постмодернистов, в книге Свядоща.
Ицкович похитил книгу и стал проповедовать слово Свядоща повсюду: извлекал и начинал декламировать.
Люди начали нас сторониться.
Потом, уже весною, проводив Берштейна в Америку, мы читали из Свядоща каким-то эфиопам возле «Эльфа» и даже по пьяни пытались дозвониться Абраму Моисеевичу из квартиры Инчика на Староневском, чтобы поблагодарить автора, но там никто трубку не брал.
Вот вам начало истории об опасной работе, которую Дима неизменно декламировал, покуда не потерял книжку в вихре быстротекущей общественно-политической реальности.
«18-летняя кассирша поздно вечером возвращалась домой по темному переулку, имея при себе крупную сумму денег. За ней погнался мужчина. Она с трудом успела вбежать в дом, захлопнув перед ним дверь. Была испугана. Дрожала от волнения. Почувствовала ноющие боли в низу живота, возникли частые позывы к мочеиспусканию. С этого времени возникло сильное половое возбуждение, которое держится на протяжении 22 лет».
Замечу, что любовь к Свядощу впоследствии у Ицковича поэтически отозвалась в приятельстве с Игорем Семеновичем Коном, которого Дима даже издавал, кажется, уже в новую эпоху.
Однажды Ицкович и меня познакомил с великим антропологом секса.
Дело было в 1995, как ни странно — в эстонском посольстве в Москве. Отмечали выход первого «Лотмановского сборника».  Дима подвел меня к улыбчивому седому человеку и представил. Игорь Семенович сказал так:
— А вы знаете, что это я практически легализовал мастурбацию в СССР?
И выразительно посмотрел на свою протянутую для пожатия руку.

Реклама
One Comment leave one →
  1. Декабрь 15, 2015 4:06 пп

    Шедевр, понятно:»Так, по А. Кинслей, кошка прервет половой акт и побежит за мышью, а кот не обратит на мышь внимания».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: