Skip to content

Чуть помедленнее

Июль 10, 2015

Знаете, в лагерях, где мы проходили сборы после четвертого курса, в глуши Жемайтии, в краю самогона, настаиваемого на табаке, там в обычное время базировалась так называемая кадрированная часть. Это значит, что из рядовых там имелись какие-то малочисленные бедолаги для бесконечных нарядов в караул, обнаглевшие от воровства грузинские бандиты на кухне и их дядька — прапорщик Парисеев, да обленившиеся вконец без дела водители парка бронированных грузовиков для перевоза мотострелков — расходного материала будущей ядерной войны.
Зато офицеров там была тьма-тьмущая, их возглавлял апокалиптический и апоплексический пьяница — подполковник Петров. Все его неофициально называли полковником. Потому что он действительно, говорят, был когда-то полковником. Петров с утра до ночи пил жемайтийский самогон со своим верным наперсником — прапорщиком Цыганом.
Парисеев и Цыган — это был как бы один человек, с усами — только в двух вариантах: один был злой, вороватый и покрупнее, а второй добрый, пьяный и помельче.
Из прочих офицеров помню толстяка-зампотеха. Тоже был пьяница не последний. Несмотря комическую полноту и потешный титул, он страдал мрачными делириями и, напившись самогону, настоянного на табаке, бегал с пистолетом, щелкал им и кричал какие-то страшные пророчества о наступлении 376-й бригады армии ФРГ со стороны деревни Гадунавас, то есть, в сущности, с востока.
Но самым колоритным и единственным непьющим офицером в этой части был политрук. Фамилии его я не запомнил, что-то вроде Мулдокровин или Пирдепартов, ну, такая простая русская фамилия. Он был страшно уныл, просто распространял какую-то меланхолию вокруг себя. Глаза его были всегда устремлены в землю. Тонкие губы скошены страдальчески. Фуражка его казалась на три номера больше размера, хотя с головы не падала. Огромный нос политрука, переломанный в неизвестных битвах даже не в двух, а в трех местах, капризно изгибался несколько раз. В довершение всего политрук никогда не снимал темных очков.
Дара речи политрук был лишен совершенно и обходился жестами.
Офицеры этой части презирали политрука и прямо в глаза называли его «Пиночетом», видимо, тоже не помнили фамилии.
О политруке было известно, что он учится где-то на заочном отделении, для чего в его распоряжении имеется специальный рядовой из студентов.
У Пиночета было и другое прозвище: «Всадник без лошади», получил он его после того, как вверенный его попечению клуб на территории воинской части в г. Тельшяй сгорел пять лет назад и с тех пор стоял в развалинах.
Вот когда я читаю такие статьи, я думаю: не доучился ли Пиночет? Не защитил ли потом диссертацию?
Может быть, стоило запомнить его фамилию?

Реклама
No comments yet

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: